Телефон горячей линии:
(99871) 200-12-12

Почему возвращение Michelin пойдет на пользу F1

Дата обновления: Четверг, 4 Октябрь 2018
Ключевые слова: Bridgestone, Michelin, Pirelli

            Найджел Робак из журнала MotorSport рассуждает о том, зачем Michelin возвращаться в Formula 1, и почему этого может не случиться

            Не так давно Michelin подтвердила, что заинтересована в возвращении в F1, и это – учитывая, сколько критики было в адрес компании под конец ее предыдущего пребывания в чемпионате – может считаться довольно-таки удивительным.

В конце концов Michelin – это необычно честная компания, что было особенно заметно по ее поведению в 2006-м после фиаско на Гран-при США в Индианаполисе. Если кто не помнит, тогда Michelin нехарактерно для себя совершила явный промах, и их шины оказались не в состоянии справиться с длинным поворотом со слегка приподнятой внешней обочиной трассы для F1 (по сути, первым поворотом овального трека, по которому гонки проходят в обратном направлении).

            В том году FIA провела в F1 один из своих многочисленных экспериментов и постановила, что хотя не вызывающие восторга дозаправки остаются, замена шин будет отменена. Один комплект покрышек должен был выдерживать до 320 км.

            Michelin справилась с этой задачей бесконечно лучше своих соперников из Bridgestone. Настолько лучше, что Ferrari, для которой Михаэль Шумахер (Michael Schumacher) выиграл пятый подряд чемпионский титул, по существу оказалась вне игры. Единственной победой команды – и Bridgestone – в том году стало первое место в Индианаполисе, и это не было сюрпризом, поскольку из соображений безопасности все партнеры Michelin прекратили гонку после прогревочного круга, и на стартовой решетке было всего шесть машин. Шумахеру и Рубенсу Баррикелло (Rubens Barricehello) не составило особого труда расправиться с двумя Jordan и парой Minardi.

            Тот Гран-при обернулся фарсом, и американские болельщики вполне оправданно были в ярости, а многие зрители покинули трибуны до конца гонки. Сотрудники Michelin были поставлены в жуткое положение, но никто не предпринял усилий, чтобы помочь им и сделать так, чтобы в гонке участвовали все машины.

            На самом деле Michelin предлагала добавить шикану перед проблемным поворотом, но эту идею отверг не только директор Ferrari Жан Тодт (Jean Todt), но и президент FIA Макс Мосли (Max Mosley), который заявил, что если конфигурацию трассы хоть как-то изменят, он немедленно отменит гонку.

            Отношения Michelin и г-на Мосли задолго до этого уже были очень напряженными – по причинам, которые слишком многочисленны, чтобы перечислять их здесь. Достаточно сказать, что, по мнению французской компании, к ней в F1 было предвзятое отношение, и многие в паддоке были с этим согласны.

            По общему согласию – хотя об этом редко говорили официально – обитатели паддока давно считали, что Michelin делает гоночные шины лучше, чем любая другая компания, в плане как инженерных решений, так и контроля качества. И раз уж мы об этом говорим, можно добавить сюда прочность. Хотя у них случился кошмарный провал в Индианаполисе 10 лет назад, они как минимум смогли это признать – и подготовили финансовую компенсацию для зрителей, чей уикенд был испорчен. Этим сложно не восхищаться, и можно предположить, что не каждая компания, работающая в F1, поступила бы так же.

            Годом спустя, в конце 2006-го, Michelin посчитала, что публичной порки с нее хватит и приняла решение сконцентрироваться на чем-нибудь новом вне Formula 1. В том сезоне власти предержащие решили, что в F1 необходим только один шинный производитель, и следующие четыре года им была Bridgestone, которая сама покинула чемпионат в 2010 году по финансовым причинам.

            С той поры, как известно, поставщиком шин для F1 является Pirelli, которая щедро платит за эту привилегию, а также продемонстрировала потрясающую способность выполнять все пожелания боссов, разработав «скоропортящиеся» шины, что, как думал Берни Экклстоун (Bernie Ecclestone) и остальные, было в интересах «зрелищности».

            В то же время многие другие думали, что «зрелищность» слишком сильно выдвинута на первый план, и это не очень хорошо, особенно когда для этого придумывают такие искусственные способы. Многие согласятся с тем, что главным должно быть не «шоу», а «спорт», и традиционно так оно всегда и было. После того как появились шины, которые – в сочетании с ограниченным количеством топлива – заставляют пилотов притормаживать, вместо того чтобы ехать на полную, после того как были введены системы подобные DRS, и после того как организаторы устроили бессмысленные игры с «двойными очками», на самом ли деле после этого увеличилось число зрителей на трассе и у телеэкранов?

            Думается, что нет. И дальнейшая эрозия идеи Королевских гонок продолжается, поскольку отменена гонка во Франции (где, собственно, все и началось), из календаря убраны классические арены битв, такие как «Имола», а Гран-при все чаще проводятся в странах, чьи жители мало знают о Formula 1, но в чьих правительствах есть любители автоспорта с чековыми книжками. Такой краткосрочный подход, выраженный фразой «покажите нам деньги», можно было бы ожидать от фирм вроде CVC Capital Partners, но он непозволителен для «хозяев» F1.

            В подобных обстоятельствах возникает вопрос – зачем в принципе у такой компании, как Michelin, может проснуться желание вернуться в F1? Пьер Дюпаскье (Pier Dupasqier), бывший автоспортивный директор Michelin, который придумал прозвище «Профессор» для Алена Проста (Alain Prost), был настоящим пуристом, когда дело касалось гонок, и идея создать преднамеренно низкоэффективные шины показалась бы ему кощунством.

            Паскаль Куанон (Pascal Couasnon), преемник г-на Дюпаскье в Michelin, судя по всему, слеплен из того же теста – если бы это было не так, вероятно, он не получил бы эту работу.

            Объявляя, что Michelin заинтересована в возвращении в F1, г-н Куанон отметил несколько моментов и был крайне категоричен. «Мы полностью готовы вернуться, но при определенных условиях – Шины должны снова стать техническим элементом, а не просто инструментом для того, чтобы делать шоу более зрелищным. Мы уже определили точные условия нашего возвращения в F1. Мы хотим, чтобы в чемпионате были 18-дюймовые шины, как те, что мы уже используем в Formula E, а в скором времени будем использовать в еще одной гоночной серии. Если организаторы согласятся рассмотреть наши предложения, то мы готовы и на самом деле очень хотим вернуться. Если же они решат оставить все как есть, то, нет, спасибо, нам это неинтересно. Заявку мы подадим, и вопрос будет в том, примут ли Экклстоун и FIA наши условия или нет».

Очень недвусмысленно, и в наши времена это освежает. Месседж ясен: «Нас интересует качество, а не игры, так что если это не вписывается в ваши планы, мы вас больше не потревожим…»

            Неудивительно, что г-н Экклстоун без энтузиазма отозвался о возможности возвращения Mchelin. Если оставить в стороне финансовые аспекты, очевидно, что компания не согласна намеренно ухудшать характеристики своих шин, поскольку организаторы ошибочно уверены, что так они создают чемпионат, который все захотят смотреть. Michelin – не та компания, которой можно сказать это сделать.

            «Pirelli, - сказал Берни. – точно знает, чего мы хотим. Для них это сложно, поскольку если они сделают шины, чей износ слишком быстрый, их разнесут в пух и прах – но они готовы к этому. Все, чего хочет Michelin, это сделать твердые как камень шины, которые можно поставить в январе и снять в декабре, потому что они не хотят оказаться в позиции, когда их могут начать критиковать. Такой подход привел бы к тому, что если сейчас победы Mercedes иногда оказываются под вопросом, никаких сомнений в их выигрыше не было бы. Идеи Michelin противоречат всему, чего мы хотим, и всему, на что хватило смелости у Pirelli, которая выполнила наши просьбы и помогла создать чертовски хороший чемпионат».

            Правда?

            «Если бы у нас были твердые как камень шины, об этом можно было бы забыть», - продолжил Берни, добавив, кстати, что ему не нравится идея ввести 18-дюймовые шины. «Они ужасно смотрятся. Мы хотим, чтобы машины выглядели агрессивно, чтобы они выглядели как гоночные машины, - сказал он. – Pirelli всегда делала то, о чем мы просили, и если у нас будут 18-дюймовые диски, они могут сделать для них шины. В данный момент менять шины потребности нет, поскольку те, что есть, отлично работают».

            «Pirelli всегда делала то, о чем их просили»… Г-н Экклстоун, который как никто ценит послушание в тех, кто хочет участвовать в его бизнесе, судя по всему, твердо намерен закрыть дверь перед Michelin – как и перед возможностью вернуть серьезные гонки, которых многим так не хватает. Жаль, не правда ли?